9cbcb76c

Гари Ромен - Слава Нашим Доблестным Первопроходцам



Ромен Гари
Слава нашим доблестным первопроходцам
Перевод с французского А.Поповой
Аэродром Истгемптона, штат Коннектикут, украшали флаги государств
свободного мира, и трудно было сдержать волнение, глядя, как победно они
развеваются в небе: казалось, их наполняет гордость и ликование
человеческого рода, вложившего в сегодняшнее событие всю душу. Лозунги
парили на гигантских воздушных шарах, реяли на верхушках флагштоков,
самолеты вычерчивали их в небесной лазури буквами из белого дыма - это были
приветствия и воодушевляющие призывы - неподдельное выражение доверия и
патриотического пыла - в них звучали всенародная поддержка и одобрение,
адресованные первопроходцам новых рубежей человеческого существования.
Больше всего лозунгов было вдоль Триумфальной аллеи и вокруг почетной
трибуны, возведенной на безукоризненном пляже с белым песком. "Слава нашим
доблестным первопроходцам!", "Вы - наша гордость!", "Вперед, к новым мирным
завоеваниям!", "Мы пойдем следом за вами!", "Каждый наш шаг направляет
наука!", "Изменим жизнь к лучшему!", "Нет предела могуществу человека!" -
и, хотя было понятно, что это лишь официальная церемония, призванная
сплотить народ и способствовать росту его энтузиазма в тот день, когда
сыновья этого народа отправлялись навстречу неизвестным испытаниям, все же
в эти нелегкие часы было приятно ощущать оптимизм и единодушную поддержку
великой страны.
Народ начал заполнять аэродром еще на рассвете, президентский самолет
задерживался, его ждали с минуты на минуту. На каждом шагу расставили свои
лотки продавцы рыбы, червей и мух, а по краю летного поля были установлены
переносные бассейны. Со времен тех нескольких крупных матчей по бейсболу,
на которых он побывал в юности и о которых теперь вспоминал с большим
удовольствием, Хорас Мак-Клар не видел такого скопления народа: даже встав
на трибуне во весь рост и вытянув шею, он не мог разглядеть, где кончалась
толпа. Семьи первопроходцев, естественно, пришли на стартовую полосу, чтобы
проводить их, но Эдна вынуждена была остаться дома: ее организм только что
подвергся тяжелому испытанию, и врач сказал, что ей вредно волноваться.
Хорас Мак-Клар вздохнул: он был очень привязан к жене. Но по всему было
похоже, что она развивается в том же направлении, что и он, только, может
быть, чуть медленнее,- Эдна всегда была немного медлительна,- так что их
расставание было лишь временным. К тому же никто и не говорил об
окончательном переселении: акция носила, главным образом, символический
характер, и, по крайней мере первое время, родственники могли каждое утро
беспрепятственно встречаться на берегу, вместе молиться и поддерживать друг
дружку. Когда Хорас Мак-Клар узнал, что его признали достойным возглавить
передовой отряд, объединивший самых прогрессивных сынов нации, его охватили
противоречивые чувства: была, конечно, и гордость, но к ней примешивалась
сильная растерянность - дело в том, что, несмотря на интенсивный тренинг,
пройденный в центре переподготовки, где первопроходцам помогали
приспособиться к новым психологическим условиям, он почти все время
пребывал в крайнем смятении, которого даже не пытался скрывать.
Было страшно жарко. Хорас Мак-Клар крепко держал сына за ноги - малыш
удобно устроился у него на спине, чтобы лучшее видеть. Почувствовав в
очередной раз знакомое ощущение удушья, а с ним и тревогу, которая
стремительно перерастала в панику, Хорас Мак-Клар покинул трибуну,
протиснулся сквозь толпу к ближайшему бассейну и пог



Назад