9cbcb76c

Гари Ромен - Страница Истории



Ромен Гари
Страница истории
Перевод с французского О.Кустовой
Огарок свечи в предсмертном хрипе осел набок. Пламя тут же потонуло в
жирной лужице, обратившись в черную кляксу. И тут в камеру стал медленно
проникать свет. Он струился через квадраты стекол, стекал вдоль стен,
собирался клубками по углам. Свет смотрел и выжидал. Звонар улыбнулся ему,
и свет ему ответил, робко, чуть заметно порозовев.
На плече у Звонара храпел македонец: чтобы согреться, они спали, тесно
прижавшись друг к другу. В помещении стало светлее, и на стенах проступили
нацарапанные послания - Звонар перечитывал их каждое утро, просто так,
чтобы разогнать кровь. Приветствую тебя, Человек, вечный покоритель себя
самого! - Здравко Андрич, студент-филолог Белградского университета.
Человек - лишь предчувствие себя самого, наступит день, и он заявит о
себе.- Павел Павлович, студент юридического факультета, Сараево. А потом
еще гордая цитата из француза Анри Мишо на ту же тему: Тот, кто споткнулся
на камне, шел уже двести тысяч лет, когда до него долетели крики ненависти
и презрения, которыми хотели этого человека напугать. Впрочем, уже другая
рука нацарапала чуть ниже: Югославские патриоты, которые написали здесь эти
высокие слова, были расстреляны немцами сегодня утром.
Фашисты, однако, способствуют духовному подъему, думал Звонар. Они
просто слишком далеко просунули факел, вот и все. Они лишь продолжили то,
что начали наши великие первопроходцы. И сам, в качестве заключения,
добавил к надписям на стене еще одну строчку: История человека - весьма
грязное дело, в котором ни у кого нет алиби. Не написать он не мог, это
было выше его сил: есть такие стенки, на которые тут же хочется нассать.
Прежде чем присоединиться к партизанам Тито, Звонар работал журналистом в
Белграде, у него были жена и трое детей, и ему уже надоело полтора месяца
дожидаться своего последнего утра, когда нет даже детектива, чтобы убить
время.
Македонец, который лежал у него на плече, вдруг застонал, как раненый
зверь. Наверное, опять что-нибудь увидел во сне, подумал Звонар. Он схватил
его за руку и резко дернул. Тот от неожиданности открыл глаза.
- Она снова приходила показывать мне язык,- пробормотал он.- Вот
так... - Македонец высунул длинный воспаленный язык.
Заросший волосами, с непокорной копной на голове и торчащей бородой,
человек этот был похож на какое-то мифологическое существо с бычьей шеей и
громадными руками, которое почему-то оказалось в реальной жизни.
"Политическим" он не был, просто убил какую-то старуху, и вовсе не по
идейным соображениям, а чтобы ограбить. Одним словом, он был совершенно
чист перед законом.
- Странно, что она все время показывает тебе язык...
- Ничего странного, ведь я ее задушил.
- Ах вот как,- произнес Звонар и зевнул.- Когда она тебе покажет свой
зад, это будет означать, что она тебя простила.- Он взглянул на дверь - ему
показалось, что в коридоре кто-то ходит. Наверное, нервы, подумал он и
предложил: - Сыграем?
Великан осклабился: он чувствовал себя непобедимым. С тех пор как они
оказались тут, Звонару ни разу не удалось его обойти. У него, наверное,
температура тела выше, чем у меня, подумал Звонар. Игра была стара как мир:
надо было сосчитать собственных блох, и побеждал тот, у кого их оказывалось
больше.
Пальцы сокамерников тут же начали перебирать волосы, ощупывать складки
одежды.
- Пять,- мгновенно возвестил македонец, открыв счет. Он скреб себя со
знанием дела, и результат тут же был достигнут: - Ещ



Назад