9cbcb76c

Гаррисон Гарри - На Государственной Службе



Гарри ГАРРИСОН
НА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЕ
Ровно в девять почта открылась и первые посетители прошли внутрь.
Говардс все знал, но, разворачивая на прилавке свою Книгу, не удержался и
бросил беспокойный взгляд на большие стенные часы. Почему? Начинался
обычный день, ничего особенного. Стоило длинной черной стрелке пройти еще
одно деление, как страх скрылся в самой глубине его сознания.
Еще один день - чего так волноваться? Он нервно усмехнулся, отомкнул
ключом стоящий перед ним мультифранк и увидел, как двое людей одновременно
подошли к прилавку.
- Я хочу отправить вот это письмо в Сьерра-Леоне, - сказал мужчина.
- Двухкредитную страховую марку, пожалуйста, - сказала женщина.
Они вдруг начали пререкаться, выясняя, кто подошел первым, потом
перешли на крик. Говардс положил левую руку на Книгу и поднял правую.
- Перестаньте, - сказал он, и они умолкли, почувствовав власть в его
голосе. - Согласно пункту В-864/234 Книги Почтовых Правил все разногласия
и споры решает почтовый служащий. Дамы обслуживаются первыми. Вот ваша
марка, мадам.
Мужчина отступил, женщина робко протянула страховую книжку - он уже
держал палец на пусковой кнопке. Взяв свободной рукой книжку, он просунул
страницу в прорезь и нажал кнопку.
- С вас двадцать два восемьдесят, мадам, - кредитки легли в ящик
кассы, сдача зазвенела в тарелочке на прилавке.
- Следующий, - бросил он чуть снисходительно.
Мужчина не возражал: он понимал, что спорить нечего. Не стоит. Против
Книги не пойдешь. Когда он отошел, Говардсу пришло на ум, что день начался
немного хлопотно. Но почему так противно сосет под ложечкой? Непонятно. Он
потер бок рукой.
Рыжий детина, заросший густой черной бородой, загородил собой окошко.
- Знаешь, что это? - прорычал он.
- Конечно, - ответил Говардс. (Уж не дрогнул ли его голос?) - Это
игольчатый пистолет.
- Верно, - детина шипел, как сработавший баллон с ядовитыми газами. -
Выстрела никто не услышит, а игла проткнет тебя с такой скоростью, что
гидростатическая волна обеспечит паралич нервной системы. Ну как?
- Что вам надо?
- Четыре тысячи девятьсот девяносто девять кредитов, поживее!
- Но у меня нет столько. В кассу поступает...
- Идиот! Я все знаю. На сумму выше пяти тысяч кредитов требуется
специальное разрешение. Поэтому - четыре тысячи девятьсот девяносто девять
кредитов. Ну!
- Минуту, - с готовностью сказал Говардс, он нажал клавиши и сосчитал
вслух: - Четыре, девять, девять, девять...
- Теперь пусковую кнопку!
На какое-то мгновение Говардс замешкался, потом задержал дыхание и
надавил кнопку.
На тарелочке послышался звон мелочи, человек опустил глаза, и струя
белого пара ударила ему в лицо.
Он вскрикнул, скорчился и упал - отравляющие, нервнопаралитические и
нарывные вещества одновременно ударили в него.
- Кретин, - пробормотал Говардс, прикрыв лицо платком и отступив на
шаг. - Служба Безопасности сработала, как только я набрал четыреста
девяносто девять миллионов девятьсот тысяч кредитов. Простой фокус со
знаком.
День как день, но откуда же это чувство?
- Помогите мне, - услышал он женский голос.
- Конечно, мадам. - Откуда она взялась так быстро?
- Вот мое пенсионное удостоверение, - дрожащая рука, вся в шелухе,
протянула замызганную и драную книжку. Мне не платят по ней деньги.
- Причитающиеся деньги всегда платят, - сказал Говарде, брезгливо
раскрывая двумя пальцами засаленную книжку. Он указал на вырванную
страницу: - Вот в чем дело. Не хватает страницы. Книжка станет
действительной, если вы з



Назад