9cbcb76c

Гаррисон Гарри - Оправдание



Гарри ГАРРИСОН
ОПРАВДАНИЕ
В пропитанной снобизмом и ароматом больших денег атмосфере "Надстройки
Сарди", вознесшейся над городом на две сотни этажей, появление хорошенькой
девушки никого не удивило, и не только хорошенькой, но даже красивой, такой,
как эта. На этажах, расположенных ниже, к этой рыжей в зеленом костюме
наверняка повернулись бы все головы, ну а здесь никто не обращал на нее ни
малейшего внимания, пока она не остановилась перед столом Рона Лоуэлл-Стейна и
не отвесила ему оплеуху. Хорошую, смачную, полновесную оплеуху прямо по роже.
Его телохранители, желая оправдаться за свое невнимание, теперь,
преувеличенно напрягая мышцы, скрутили девушку, а один из них настолько
разошелся, что ткнул ей в поясницу дулом пистолета.
- Дойдите до конца и прикажите вашим гориллам убить меня! - воскликнула
она, гордо вскинув голову с прекрасными волосами, падавшими на плечи; на ее
белой коже выступил румянец возмущения. - Добавьте к списку ваших преступлений
еще и убийство.
Рон, который сразу поднялся, потому что всегда был вежлив с женщинами,
удалил телохранителей кивком головы и обратился к девушке:
- Может быть, вы не сочтете за труд присесть и сообщить мне, какие
преступления вы имеете в виду?
- Не пытайтесь морочить мне голову, вы, недоделанный донжуан. Я говорю о
моей подруге Долорес, той девушке, жизнь которой вы погубили!
- Я погубил? Я был искренне убежден, что ее ждет долгая и счастливая
жизнь.
На сей раз он успел поймать ее запястье прежде, чем она дотянулась до его
щеки, доказав тем самым, что многолетние занятия поло, вертолетным хоккеем и
стрельбой по тарелочкам пошли во благо его мускулатуре и рефлексам.
- Мне кажется, что вот так стоять здесь просто-напросто глупо. Неужели мы
не можем присесть и побеседовать, как подобает цивилизованным людям, а не
срываться то и дело на крик? Я намерен заказать "Черный бархат" - это
шампанское - и стаут, крепкое черное пиво, которое великолепно успокаивает и
укрепляет нервы.
- Я не желаю сидеть рядом с таким человеком, как вы! - выпалила она, когда
нажим крепкой руки игрока в поло все же заставил ее опуститься на кресло.
- Вы-то уже знаете, что я Рон Лоуэлл-Стейн, человек, которого вы
ненавидите, но сами вы мне не представились...
- Это совершенно не ваше собачье дело!
- Женщины должны уступить ругательства мужчинам: нам они удаются гораздо
лучше. - Он поднял взгляд на одного из своих телохранителей, и тот вынул из
карманного факса лист с распечаткой и протянул хозяину. - Беатрис Карфэкс, -
прочел он. - Я буду называть вас Беа, так как мне совершенно не нравятся эти
классические имена. Отец... Мать... Дата рождения.., что ж, вы лакомый
кусочек, вам только двадцать два. Группа крови - нуль. Профессия: балерина. -
Он оторвался от текста и перевел глаза на девушку, неторопливо скользя
взглядом по ее фигуре. - Мне это нравится, - чуть слышно произнес он. - У
балерин такие красивые, выразительные крепкие тела...
Девушка густо покраснела и оттолкнула от себя хрустальный бокал, до
половины наполненный темней жидкостью со множеством пузырьков, который
поставили перед нею, но Лоуэлл-Стейн решительно пододвинул бокал обратно.
- Я не считаю, будто разрушил жизнь вашей подруги Долорес, - сказал он. -
Вообще-то я думал, что облагодетельствовал ее. Однако, поскольку вы так
привлекательны и откровенны, я дам ей пятьдесят тысяч долларов в качестве
приданого. Это, я абсолютно уверен, восстановит ее разрушенную жизнь в глазах
любого жениха.
От суммы у Беат



Назад